Опередить Забвение. В Москве прошел форум «Судьба солдата»

Волонтеры одиннадцати стран начинают поиски захоронений мирных граждан СССР, погибших от рук фашистов и их пособников. Такую ключевую цель «Поискового движения России» в 2020 году назвала VI международная научно-практическая конференция «Судьба солдата: теория и практика архивных исследований». Продолжая установление имен коллективного Неизвестного солдата, поисковики сосредоточатся и на поиске захоронений мирных людей, убитых в фашистской оккупации.

Форум «Судьба солдата» собрал в Москве свыше 260 ученых - историков, поисковиков-добровольцев, архивистов и волонтеров из России, из пяти стран СНГ, трех стран Балтии, из Грузии и Великобритании.

Когда доктор Лондонского университета Анне Вике Дэвис узнала о том, что за тридцать лет работы поискового движения установлено свыше пятисот тысяч имен пропавших без вести, найдено и захоронено более ста тысяч останков солдат и офицеров, уточнена судьба тысяч погибших, а еще предстоит найти не меньше, она удивилась:

- У нас тоже есть мемориальная память, но только в России я поняла корни вашей концепции памяти исторической. В нашей стране все имена погибших давно установлены. Их захоронения в основном находятся на севере Франции, ведь в Великобритании боевые действия не велись. У вас же «боевые действия» - теперь за погибших - продолжаются. И это романтическая составляющая мемориальной памяти, которой в Великобритании нет.

«То, что для Европы романтика, для нас - патриотизм», - отметила Елена Цунаева, секретарь «Поискового движения России».

Помнить оккупацию

Зал - а это в основном полевики – поисковики - сдержанно захлопал.

- Как своевременно поисковики объявили своим приоритетом поиск захоронений гражданского населения, тех, кто погиб в фашистскую оккупацию 1941-1944 годов!

И как точно назвали операцию: «Без срока давности»! Ведь на долгие десятилетия после Второй мировой войны СССР принял правила игры Нюрнбергского процесса - осуждать фашизм за воинские преступления.

А преступлений против мирных людей - массовых казней женщин, детей, стариков на оккупированных территориях - будто и не было. Мол, были «отдельные» истории, и фашисты за них осуждены. Поэтому доказывать обратное: где, за что, как и сколько фашисты и коллаборационисты системно убивали мирных жителей - это наша обязанность, шанс опередить историческое забвение, - считает директор Государственного мемориального комплекса «Хатынь» из Беларуси Артур Зельский.

Его надежду укрепил координатор проекта «Без срока давности» Алексей Бормотов. Он сообщил, что хотя масштабная поисковая операция стартует в 2020 году, первые экспедиции 2018-2019-го и работа в архивах с документами Чрезвычайной государственной комиссии дали первые результаты. Так, по данным комиссии, в Псковской, Новгородской и Ленинградской областях убито свыше пятнадцати тысяч местных жителей и 180 тысяч военнопленных. В последние два года поиски велись во всех трех областях. На сегодняшний день обнаружены три места массовых захоронений казненных женщин, стариков и детей: в селе Жестяная Горка Новгородской области (расстреляно 2600 человек), в селе Краснуха Псковской области (в сарае сожжено 283 человека, в том числе дети) и в селе Большое Заречье Ленинградской области (убито 66 человек, из них 19 детей).

Всего, по данным Чрезвычайной государственной комиссии, в Большой Ленинградской области (она включала часть нынешней Тверской, а также Новгородскую и Псковскую области) в период 1941-1944 годов было сожжено 3135 деревень, в Беларуси - 619; погиб каждый четвертый гражданин Беларуси.

Теперь в этих местах начинаются грандиозные раскопки. По данным «Поискового движения России», в 2019 году в четырнадцати российских и белорусских регионах выявлены захоронения казненных мирных граждан, в четырех регионах России ведутся раскопки, в десяти регионах Беларуси и России продолжается архивная работа по выявлению и уточнению мест расположения такого рода стихийных кладбищ. Главными поисковыми операциями проекта «Без срока давности» в сезон 2020 года станут продолжение раскопок у села Жестяная Горка, у села Хацунь Брянской области, где погибли 318 местных женщин, стариков и детей, под Керчью в Крыму, где расстреляны, по разным данным, от двух до трех тысяч местных жителей, и под Ейском в Краснодарском крае, где фашистами были убиты дети-инвалиды местного детского дома-интерната.

Сопротивляясь забвению

На конференцию «Судьба солдата» ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Борис Ковалев привез книгу «Забвению не подлежит: оккупация, сопротивление, возмездие», которую он написал вместе с коллегами Дмитрием Асташкиным и Сергеем Куликом.

- Эта книга - не только стремление привлечь научное и общественное внимание к массовым расстрелам беззащитных мирных людей на оккупированных территориях, - говорит Борис Ковалев. - Это архивный документ, составленный на основе исторических источников: советских, гестаповских, архивов НКВД и бундесвера ФРГ. Мы хотим, во-первых, доказать системность расстрелов мирных людей как продуманный вид политики и управления оккупированными территориями.

А во-вторых, ликвидировать миф о том, что убивали только фашисты. После Второй мировой войны СССР излишне политкорректно последовал идеологеме Нюрнбергского процесса: национальный состав преступников, особенно перебежчиков, старост, полиции, кадров СС, замачивался. Не говорили и о национальном составе жертв. Были только немецкий фашизм и единая общность - советский народ. Однако исторические факты опровергают этот упрощенный подход к истории.

В книге наглядно показывается и доказывается документами, что в блокаде Ленинграда едва ли не больше, чем фашистов, участвовало финнов, норвежцев, граждан Бельгии, почти пятидесятитысячная «Голубая дивизия» Испании. То же самое было под Сталинградом: не менее, чем немцев-фашистов, на их стороне сражалось итальянцев и румын, в Белоруссии и Ленинградской области воевали итальянцы, литовцы, латыши, украинцы. И их участие в карательных операциях против мирного населения - установленный исторический факт.

Авторы книги показывают, что болотистая местность вокруг деревни Жестяная Горка под Псковом с ноября 1941 года использовалась вермахтом как «естественное кладбище» для уничтожения «непокорного» мирного населения. Всю грязную работу выполняли части СС. Они проводили массовые облавы в селах и городах, карательные экспедиции против партизан, арестовывали, вели следствие, расстреливали всех, кто имел антифашистские настроения.

А вспомогательные формирования, обслуживающий персонал которых состоял из латышей и эстонцев, включенных в СС, в основном выполняли функцию карателей - надзирателей и палачей. Вместе с фашистами они до конца 1943 года уничтожали заложников и пленных, сбитых советских летчиков, массово расстреливали коммунистов, евреев, цыган. Следственный комитет России по факту обнаружения захоронения мирных граждан возле деревни Жестяная Горка Псковской области возбудил уголовное дело по статье 357 УК РФ - «Геноцид».

Возмездие без мести

В сезон 2020-х годов на некогда оккупированных территориях Беларуси и России поисковики начнут раскопки тех мест, где есть стихийные кладбища мирных граждан. Как сообщил «Форуму Плюс» директор псковского фонда «Достоверная история» Юрий Алексеев, перед историками-архивистами и поисковиками стоят две задачи: доказать, с одной стороны, системность расстрелов мирных людей, а с другой - организованность «машины убийств и казней».

Сегодня ученые, волонтеры и поисковики изучают списки и документы «айнзацкоманд» - опергрупп специального назначения нацистской Германии: списки карателей - эстонского добровольческого легиона СС, 15-й и 19-й латышских добровольческих дивизий СС, 14-й украинской гренадерской дивизии СС «Галичина» и испанской «Голубой дивизии». Дело в том, что большинство преступников беспрепятственно вернулись или бежали в ФРГ, Испанию, Канаду и США, а в 50-е - 70-е годы эти страны отказывались выдавать подозреваемых в массовых убийствах советскому правосудию.

В Европейском союзе живуче мнение по отношению к малым нациям: «давайте их пожалеем», – утверждает один из авторов книги, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Дмитрий Асташкин. - Может, поэтому живуч еще один европейский штамп, часто продуцируемый этими «маленькими нациями»: «А давайте все спишем на восточного соседа». А мы часто не умеем защитить себя. О фактах геноцида против мирного населения мы не говорили в 1947 году в Нюрнберге, не хотели говорить в 1960-е - 1980-е годы.

И теперь имеем героизацию нацизма в странах Балтии и на Украине. Чтобы снова не получать пинков от истории, мы не должны мстить, но должны обратиться в ООН с документами, доказывающими геноцид против одиннадцати миллионов убитых мирных граждан на оккупированных фашистами территориях СССР.

Портрет на память

Ольга Бирюкова и Дмитрий Воротюк из Саратова, внуки старшего лейтенанта Дмитрия Бадова, из рук поисковиков в Москве получили фронтовой портрет своего деда.

История проекта «Фронтовой портрет» началась в 1942 году, когда группа художников, прикомандированных к Минбороны СССР, выезжала на передовую и рисовала портреты солдат и офицеров. Коллекция графики оказалась в архивах Минобороны РФ, а затем в музее Победы в Москве. Некоторые графические работы украшают залы музея, но большая их часть хранится в запасниках. Какие-то из них остаются безымянными, какие-то подписаны, однако родные о полотнах ничего не знают.

- Мы взяли в поиск триста два портрета, - пояснил координатор проекта «Фронтовой портрет» Алексей Бормотов. - Вступили в переписку с родными и близкими тех людей, чьи имена знаем. Имена героев 162 портретов удалось установить. Над установлением остальных имен работаем.

Родные Дмитрия Бадова принадлежат к тем счастливчикам, кому повезло: его портрет художник подписал.

- Нас нашли через «Бессмертный полк», куда мы выходили без фото деда: у нас его не было, - говорит Ольга Бирюкова. - Теперь портрет есть.

Кисет с землей

Кисет с землей из деревни Дервяны (ныне Дирвоненай) Шауляйского района Литвы передали волонтеры литовской ассоциации «Забытые солдаты» поисковикам Мордовии.

- Это кисет с землей из братской могилы, где похоронен младший сержант Дмитрий Павлович Клемин, родом из Мордовии, погибший в 1944 году у деревни Дервяны, - рассказал Иван Желтобрюх, координатор ассоциации «Забытые солдаты» (Литва). - Танкист Клемин попал в немецкую засаду и за мужество и отвагу награжден орденом Славы III степени. Он покоится в братской могиле в Литве, а теперь горсть с литовской землей переезжает на семейное захоронение Клеминых в Мордовии.

В свою очередь боец поискового отряда «Поиск» (Саранск, Мордовия) Сергей Цыганов передал Ивану Желтобрюху кисет с землей с родового захоронения Клеминых. И попросил положить его в братскую могилу села Дирвоненай.

- Это чтобы горсть родной земли и памяти была на братской могиле героя, - передал просьбу родных Дмитрия Клемина волонтер Сергей Цыганов.

 

Источник: Журнал «Форум Плюс» №6 / 2019