О культурно-гуманитарных связях России и Казахстана

Гастроли легендарного театра им. Е. Вахтангова, состоявшиеся на сцене Astana Opera, – свидетельство неуклонно крепнущих культурных связей между Россией и Казахстаном.

Дружим странами и театрами

Сразу следует отметить, что выступления вахтанговцев прошли в рамках проекта «Большие гастроли» Федерального центра поддержки гастрольной деятельности, учрежденного Министерством культуры Российской Федерации и стали продолжением мирового турне, приуроченного к 100-летию театра.

Спектакли «Евгений Онегин» и «Дядя Ваня» Римаса Туминаса, которые увидели театралы казахстанской столицы, собрали множество международных и российских наград. С аншлагом они прошли не только в Казахстане, но и в Азербайджане, Беларуси, Великобритании, Грузии, Греции, Израиле, Испании, Италии, Канаде, Китае, Польше, США, Турции, Украине, во Франции, в Чехии, Швейцарии, странах Балтии.

Как отметил на пресс-конференции по случаю гастролей мос­ковского театра посол России в Казахстане Алексей Бородавкин, российско-казахстанское сотрудничество во всех областях, в том числе по линии культуры и искусства, развивается весьма динамично. Крепнут связи между представителями творческой интеллигенции наших стран, людей думающих, представляющих интеллектуальную элиту России и Казахстана. Исключительно важно, что деятели культуры и искусства наших стран хорошо знают друг друга, постоянно обмениваются идеями и информацией о своих достижениях, работают над совместными проектами.

– Причем, хочу подчеркнуть особо, – сказал посол РФ, – российско-казахстанское сотрудничество в области культуры и искусства – это улица с двусторонним движением. Лучшие представители творческой интеллигенции и дея­тели искусства Казахстана – частые и желанные гости в России, точно так же, как и российские художест­венные коллективы регулярно гаст­ролируют в Казахстане. Такие постоянные контакты, как ничто другое, укрепляют уникальную дружбу и братство между нашими народами. Особого внимания заслуживает высочайшее качест­во культурных обменов между нашими странами, речь идет об Искусстве с большой буквы. Яркий пример российско-казах­станского сотрудничества в сфере культуры – гастроли всемирно известного московского театра имени Вахтангова.

У этого художественного коллектива великая история, связанная с именами Александра Таирова, Евгения Вахтангова, Евгения Симонова, Михаила Улья­нова и других выдающихся советских и российских режиссеров и актеров. Словом, театр им. Е. Вахтангова является носителем высочайших достижений драматического искусства и пользуется всемирной славой.

Вместе с тем театр ориентирован на завтрашний день. Его художественный руководитель Римас Туминас продолжает вековые традиции российского теат­рального искусства и привно­сит новаторские решения в сценическое искусство. Выступление театра на самой престижной театральной площадке Нур-Султана – в Astana Opera – знак того, какое большое значение придают друзья-казахстанцы приему у себя вахтанговцев, которые привезли в Казахстан свои лучшие постановки – пушкинского «Евгения Онегина» и чеховского «Дядю Ваню». Главные роли в пос­тановках исполнили известные артисты театра и кино: Сергей Маковецкий, Леонид Бичевин, Ольга Лерман, Людмила Максакова, Ирина Купченко, Владимир Вдовиченков, Артур Иванов, Олег Макаров, Николай Романовский, Мария Волкова, Наталья Винокурова и Юрий Шлыков.

Онегин – наш современник

Спектакль «Евгений Онегин» у Римаса Туминаса – легкий, изящный, ироничный. В нем есть все признаки узнаваемого с первого взгляда поэтического стиля литовского режиссера: и засыпающий сцену снег, и томительная музыка Фаустаса Латенаса, и лаконичная сценография Адомаса Яцовскиса, и выразительные мизансцены.

Тут есть яркие бенефисные выходы вахтанговских корифеев. Ирина Купченко читает сон Татьяны, словно рассказывает страшную сказку на ночь. Людмила Максакова комично изображает старушку-няню, а также муштрует по-французски девушек-танцовщиц. В спектакле вообще много пластических этюдов – ими занималась хореограф Анжелика Холина. Да и сама сцена с огромным зеркалом до самых колосников и балетным станком на заднем плане напоминает танцевальный класс.

Текст Пушкина тут не заигрывают, не заземляют, а изящно скользят по строчкам на раз-два-три, передавая друг другу реплики, словно туры вальса. Туминас, сосредоточившись на сюжетной линии, обнаружил много любопытных, чисто человечес­ких подробностей. Например, из рассказа четы Лариных о своих дочерях становится вдруг понятно, что для родителей Татьяна (прекрасная работа Ольги Лерман) – сплошная головная боль и огорчение, чужая, неласковая девочка. И что она, в сущности, еще ребенок: в ужасе прячется от Онегина под лавку и по-детски топает ногами от нанесенной ей обиды. И что весь этот патриархальный уклад жутко раздражает столичного щеголя.

Заглавного героя играют сразу два актера – Сергей Маковецкий и Леонид Бичевин. В спектакле много забавных деталей и восхитительно красивых сцен. Запоминается, как девушки-невесты возносятся вверх на серебряных качелях и как ветер листает оставленные Онегиным книги.

«Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей», – многозначительно произносит умудренный годами Евгений
(Сергей Маковецкий). Рядом – юный Женя (Леонид Бичевин), по-байроновски томный, с напускной важностью и тоской. На знаменитую историю любви Туминас предлагает посмотреть из прошлого и будущего одновременно. За дейст­вием отстраненно наблюдает не только повзрослевший Онегин, но и двое Ленских, гусар-рассказчик и целый хоровод муз.

Почти пустая сцена мало напоминает «прелестный уголок»: несколько лавок, письменный стол, две серые стены у порталов, задник – темная зеркальная поверхность. Но то и дело слышатся щебет птиц и мычание коров, танцуют прелестные селянки. Ольга (Мария Волкова) «как утро весела», не расстается с аккордеоном и звонко напевает, приглашая зал в беспечность деревенской жизни. И вот в черной сценической коробке рождается светлая юная любовь. Татьяна (Ольга Лерман), хоть и «как лань лесная боязлива», но наедине с собой или няней (Людмила Максакова) полна сильной страсти, и ей на месте не усидеть – бегает, скачет, таскает на себе скамейку, кровать и падает без чувств, едва закончив послание любимому.

Старший из Онегиных читает письмо Татьяны, переведенное с французского. Едва настроившийся на серьезный лад зритель (знающий со школы: это одна из важнейших сцен) вдруг слышит: «Я к вам пишу, и этим все сказано». Je vous ecris! – прерывает криками орава девушек, каждая хочет прочесть признание Татьяны, и вот оно уже лежит перед героем, разорванное на мелкие кусочки... «Пушкин» ведет рассказ о добром приятеле Онегине, ежеминутно отвлекаясь на воспоминания о стройных женских ножках или вдаваясь в рассуждения о музах.

Вот, например, сцена именин Татьяны. Девушка тревожно ждет гостя, но тут тишина внезапно прерывается задорной песней – это подружки преподносят подарки, целую череду юмористических номеров. Но легкий каламбур оборачивается образной глубиной. Вот Евгений отвечает на признание: с нежным сожалением начнет монолог Маковецкий, напыщенно гордо закончит его молодой повеса поучением: «К беде неопытность ведет». Вмес­то точки – болезненный вопль взрослого Онегина. Фразу он пов­торит совсем иначе – кому, как не ему, знать эту истину...

И чем глубже вникаешь в сценическое повествование, тем отчетливее понимаешь, что Евгений – герой не столько своего, сколько нашего времени. Он предстает пресыщенным, самовлюбленным, не верящим никому и ни во что. Равнодушие, презрение к людям, мелочность и полное отсутствие живого чувства приводят к тому, что человек незлой и неглупый совершает неоправданно жестокие поступки, разрушая жизнь окружающих и свою собственную. Удивительно, как в этом красавце, светском щеголе мало мужского: он плывет по течению, боясь взять на себя малейшую ответственность (все происходит словно против его воли: оскорбление Татьяны, убийство Ленского). Удивительно и то, что он не взрослеет: старый Онегин в исполнении Сергея Маковецкого ничуть не мудрее и не состоятельнее молодого Леонида Бичевина. Этот Онегин, живущий вне категорий «хорошо» и «плохо», руководствуется даже не желаниями, а минутными прихотями – как хорошо понимает это Татьяна, говорящая, что чувство его мелко.

Татьяна у Туминаса, как и Онегин, контрастна. Только там внешняя значительность при внут­ренней пустоте, а здесь – при внешней порывистости и чувствительности огромная внутренняя сила. Режиссер сталкивает здесь актуальное и вневременное, социальное и мифологическое. Если Евгений весь из сегодня, то Татьяна – из всегда.

Вот он, воплощенный миф о сильной русской женщине. Причем сила ее в слабости. Татьяна буквально раздавлена приговором Онегина, все жребии для нее действительно равны, и замужество выглядит как естественное желание спрятаться, опереться на плечо сильного и заботливого человека. Но насколько эта Татья­на мягче, милосерднее, честнее и прозорливее в ответном монологе, обращенном к Онегину. Она видит в любимом мужчине лучшее («я знаю, в вашем сердце есть и гордость, и прямая честь») и к этому лучшему обращается. Ни жажды мести, ни тени пошлос­ти, абсолютная естественность (сколько отчаянья в этом «я вас прошу меня оставить») и следование нравственному долгу.

Собственно, поединок Онегина и Татьяны, безверия и веры, рационального и чувственного, разрушения и созидания составляет нерв спектакля. Что победит в человеке – животные инстинк­ты или божественная сущность – большой вопрос и к героям спектакля, и к каждому из нас.

И мы увидим «небо в алмазах»

Визитной карточкой театр стал чеховский «Дядя Ваня», собираю­щий аншлаги и бесконечные призы. Он – о горечи нереализованных жизни и любви. О том, что и мы когда-нибудь увидим «небо в алмазах», о том, что всегда есть надежда. Персонажи спектакля находятся в состоянии фрустрации, им кажется, что жизнь прожита зря. Но тем это и интересно, люди переживают экзистенциальный кризис, кризис веры. Например, доктор Астров больше не чувствует себя врачом. Все его внимание отдано спасению деревьев. Или сам дядя Ваня – он много трудился, до поры до времени не осознавая, что работа потеряла для него всякий смысл. То есть мы видим людей, переживаю­щих затяжной кризис. Сегодня это очень актуально.

Отношения с окружающим миром тоже переживают кризис. А Чехов поднял этот вопрос еще столетие назад. Почему человек ничего не создает, а лишь разрушает? Не зря же доктор Астров с такой страстью борется за сохранение леса, пытается остановить его варварское истребление.

Астров понимает всю губительность уничтожения лесов. Все время говорит об этом. Вкладывает в это всю свою боль. Личностный кризис персонажей тесно связан с тем, что происходит вокруг. Можно сказать, у Чехова каждый герой переживает свою личную глобальную катастрофу. В спектакле есть острая актуальность, эксцентрика и гротеск, несколько отстраненная манера игры, яркий пластический рисунок.

За что мы любим Чехова? За то, что Антон Павлович очень жалел человека. Сочувствовал, понимал, как люди счастья ждут, хотя его нет, как мечтают любить, а это иногда невозможно. Такое у него хорошее, доброе отношение к своим персонажам. Как к детям, что шалят и веселятся, не зная ничего о смерти, о том, что впереди несчастья, болезни, предательства. Такой взгляд глубокого сожаления близок многим. Человек родился и не понимает, что ему предстоит пройти.

Все проблемы, даже самые актуальные и трагические, на сцене подаются через игру и сожаление о человеке. «Играть надо небесам, а не публике или партнеру», – считает режиссер. Мир разрушают, и нам ничего другого не остается, как гармонизировать, собирать его. Вот почему театр – серьезная институция: он занимается восстановлением того, что нарушено.

– Глубоко убежден, что театр не место для политики. В первую очередь наша задача – объе­динять людей, нести вечное, мудрое, светлое и прекрасное. Возможно, звучит банально и пафосно, но это так. Настоящий театр противостоит бездумной развлекаловке, бездуховности, учит думать, воспитывает чувства, доставляет эстетическое удовольствие, – поделился своим мнением исполнитель роли Астрова Владимир Вдовиченков. – Отдавая себя зрителю, ты отдаешь себя Богу. Небесам. Если только ты говоришь с ним о вечном.

Театр – это когда на сцене живые люди проживают живые чувства, и мы, зрители, попадая в этот водоворот чужих жизней и чувств, вдруг начинаем думать о себе, плакать о себе или радоваться.

Ведь именно в поисках смыслов народ обычно устремляется на Чехова, да и вообще в театр. Да и как было упустить возможность побывать на спектаклях прославленного Академичес­кого театра им. Вахтангова. И спектакли нам привезли прославленные, и актеры – сплошь звезды и таланты.

В спектакле «Дядя Ваня» много театральных метафор. В начале – пустая сцена в легкой дымке. На заднем плане – роскошный гипсовый лев. Ближе к авансцене – верстак с насыпанными под ним стружками, несколько разномастных колченогих стульев и диван, повернутый к нам ободранной спинкой. Астров со своим докторским саквояжем...

Почти каждая фраза, монолог или диалог иллюстрируются либо объясняющим движением, либо физическим действием. Например, профессор Серебряков после своей знаменитой фразы «Повесьте ваши уши на гвоздь внимания» – забивает в деревянную поверхность огромный железный гвоздь.

Кстати, у верстака на сцене было множество функций. На нем Вафля и Астров пилили доски и сколачивали скамейку при помощи двух гвоздей. После чего они на эту скамейку садились и предсказуемо с нее падали. На этот верстак взбирались персонажи, чтобы произнести свои реплики.

Каждый герой соткан из множества оттенков и полутонов. Соня мечется, маменька (Людмила Максакова) изображает неумную эмансипэ, обожающую своего кумира, Серебряков (Юрий Шлыков) ходит генеральской походкой и говорит генеральским командным голосом. Персонажи-функции.

Чеховская гениальная фраза «Осенние розы, прелестные, грустные розы» окрашивает всю пьесу нежным палевыми оттенками. И, словно в насмешку, букет, принесенный дядей Ваней, будто кричал о своей дешевизне и искусственности, как жизнь, разворачивающаяся вокруг.

Все на том же верстаке время от времени появлялась увесистая бутыль со спиртным, из нее тянулся резиновый шланг, к которому присасывались герои. Своя роль, наверное, была и у хулахупа, и у ржавого плуга, торчавшего посреди сцены и выполнявшего иногда роль скамейки. Не всем, конечно, дано было понять глубину замысла режиссера, но зритель тоже почувствовал себя сотворцом спектакля, артисты тоже не жалели себя.

– Я каждую репетицию начинаю практически с одного и того же: давайте забудем о «приметах времени», о «психологии», о характерах. Характер прикован к быту. Его место на земле. – Заметил в одном из интервью Римас Туминас. – Но в работе над любым спектаклем рано или поздно нас­тупает момент, когда надо готовить взлет. Чтобы посмотреть на все сверху. Наша жизнь акробатична и парадоксальна – не взлетев, не поймешь, что к чему. Ронсар задолго до Шекспира открыл простую истину: «Всесильная Судьба распределяет роли, и Небеса следят за нашею игрой». Взлетать трудно. Но мы способны. Мы можем. Театр Вахтангова всегда был полетным.

Впереди – новые встречи

Как отметил заместитель генерального директора Федерального центра поддержки гастрольной деятельности Владимир Черкасов, центр сотрудничает с казахстанскими театрами с 2016 года. А программа «Большие гастроли» реализуется с 2015 года. Первым их партнером был Русский драматический театр им. М. Лермонтова в Алматы. Отрадно, что Нур-Султан вошел в программу с прошлого года.

Посол России Алексей Бородавкин на пресс-конференции, сообщил, что нынешний год будет богат выступлениями и других российских театров в Казахстане.

– Мы ждем приезда МХАТа имени М. Горького, «Современника», театра «Мастерская П. Фоменко». Кроме того, в 2020 году, помимо насыщенного графика театральных гастролей, планируется организовать выставки произведений искусства из собраний Московского музея имени Пушкина, петербургских Эрмитажа и Русского музея. Готовится проведение Дней российской культуры в Казахстане, – акцентировал он.

В подтверждение того, что культурное сотрудничество между нашими странами – это улица с двусторонним движением, стоит отметить, что в Москве в прошлом году с огромным успехом прошли Дни культуры Казах­стана, приуро­ченные к открытию павильона «Казахстан» на ВДНХ. Продолжается показ в российских кинотеатрах оцифрованного спектакля «Фариза», посвященного жизни и творчеству знаменитой казахстанской поэтессы Фаризы Онгарсыновой.

Состоялось успешное выступ­ление театра Astana Opera в Красноярске и на сцене петербургского Мариинского театра. А в нынешнем году театр выступит на сцене Большого. Готовятся гастроли в России столичного Русского драматического театра им. М. Горького. Российские и казахстанские кинематографисты намерены совместно снимать в Казахстане новые сериалы и художественные фильмы.

– Мы вместе будем отмечать 75-летие Победы в Великой Отечественной войне, 1150-летие аль-Фараби и 175-летие Абая. Эти юбилеи ознаменуются многими знаковыми событиями в культурной жизни России и Казахстана. И это лишь малая часть наших культурных обменов, – подчеркнул Алексей Бородавкин, с удовлетворением отметив, что посольства России в Казахстане и Казахстана в России активно способствуют тому, чтобы сотрудничество в области культуры и искусства между нашими странами охватывало все более широкий круг творческих коллективов и исполнителей, обогащалось новыми формами и содержанием.

Особую признательность в связи с гастролями Московского театра им. Е. Вахтангова в Казахстане посол России выразил Министерству культуры и спорта РК, российскому Федеральному цент­ру поддержки гастрольной деятельности и театру Astana Opera.