К истории Второй мировой войны ( к 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне)

 


Трагедия войны

65-летие Победы над фашизмом – хороший повод вспомнить о трагических событиях, приведших к самой масштабной, глобальной катастрофе 20-го века, осмыслить причины, вызвавшие Вторую мировую войну, задуматься о ее уроках. Это и еще одна возможность отдать дань уважения подвигу победителей, склонить головы перед памятью десятков миллионов солдат и офицеров антигитлеровской коалиции, партизан и бойцов Сопротивления. Мирных жителей – женщин, детей, стариков, погибших под бомбами и от рук карателей, замученных в концентрационных лагерях. Людей разных конфессий и национальностей, политических убеждений и взглядов, людей, которых не пощадила война.

Вторая мировая война принесла неизмеримые боль и страдания народам Европы и всего мира. В охваченных ею странах практически никто не остался в стороне от последствий военных действий и оккупации.

Победа в борьбе с нацизмом далась поистине огромной ценой. Война, в которую было вовлечено 72 государства, обрекла на гибель свыше 55 миллионов человек, 27 миллионов из которых – граждане Советского Союза, нанесла колоссальный материальный урон и разрушения.

 

Причины конфликта

Среди причин конфликта – и несовершенство созданной по итогам Первой мировой войны Версальской системы, поставившей Германию в обособленное и униженное положение, и последствия мирового финансово-экономического кризиса 1929-1932 годов, самым простым средством решения которых являлась война, и агрессивная сущность нацизма, которую не разглядели или не хотели разглядеть западные лидеры, и попустительство захватническим планам Германии, Италии и Японии со стороны ведущих держав того периода, пытавшихся решить проблему своей безопасности за счет безопасности и суверенитета других. Во многом реализации планов нацистов способствовала царившая тогда в Европе атмосфера взаимного недоверия и подозрительности. Кроме того, в политико-идеологическом ракурсе руководители западных держав видели кардинальную развязку во взаимном уничтожении нацизма и большевизма, на что и была направлена деятельность их дипломатии.

В результате, вместо того, чтобы организовать коллективный отпор агрессору, европейские страны заботились лишь о своих узкокорыстных интересах, потворствуя тем самым реализации захватнических планов Гитлера и Муссолини.

 

Обстановка в Европе накануне войны

Именно агрессивная сущность фашизма и политики стран «Оси» стала одним из решающих факторов предвоенного периода. Свои человеконенавистнические идеи Гитлер высказал в написанной еще в 1923 году книге «Майн кампф», а после назначения в феврале 1933 года рейхсканцлером Германии он уже официально провозгласил курс на «завоевание нового жизненного пространства на востоке и его беспощадную германизацию». «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, - писал Гитлер, - мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены». Вождь нацистов прямо указывал на то, что «нужно уничтожить 20 млн. человек (…) это будет одна из основных задач германской политики, рассчитанных на длительный срок: остановить всеми средствами плодовитость славян.».

По мере воплощения этих идей в практические дела в Европе усиливалась напряженность. Обстановка все более настоятельно требовала ответа на главный вопрос: как обуздать растущую агрессивность нацистов. На этот счет обозначились два пути. Первый – организация коллективного отпора, второй – соглашательство и «умиротворение».

Западные державы того времени, как и большинство стран континента, пошли по второму пути, став, в конечном счете, его заложниками. Западные государства лояльно отнеслись к ремилитаризации Рейнской области, чему удивились и сами немцы (Гитлер отдал приказ рейхсверу немедленно отвести обратно три перешедших Рейн батальона, если только французские войска предпримут какие-либо контрдействия; впоследствии он говорил, что «сорок восемь часов после марша в Рейнскую зону были самыми драматичными в моей жизни… нам пришлось бы удирать, поджав хвост, так как военные ресурсы наши были недостаточны для того, чтобы оказать даже слабое сопротивление»), к вмешательству Германии и Италии в гражданскую войну в Испании, к аншлюсу Австрии, захватам Абиссинии и Албании.

По сути, все, что происходило в Европе в предвоенные годы, – трагедия без героев, в которой даже жертвы на определенном этапе становились пособниками агрессора.

 

Борьба СССР за создание системы коллективной безопасности и западная политика умиротворения агрессора

Накануне войны советская внешняя политика была частью европейской политической мозаики и, естественно, не может рассматриваться отдельно от общего контекста. Краеугольным камнем этой политики было стремление наладить совместное противодействие агрессорам и организовать систему коллективной безопасности. Эти усилия, последовательно предпринимавшиеся с 1933 года как в рамках Лиги Наций, так и по двусторонним каналам, не находили отклика у западных демократий, которые, наоборот, последовательно шли по пути «умиротворения» Германии, подталкивая нацистскую агрессию на восток. Москва вплоть до весны-лета 1939 г. пыталась организовать коллективный отпор агрессивным устремлениям Гитлера, до последнего не отказываясь от гарантий территориальной целостности Чехословакии, а до этого – последовательно стремилась создать систему коллективной безопасности на восточных границах Германии (идея Восточного пакта, сорванного, в т.ч. усилиями самих восточноевропейцев, включая поляков, вставших на путь двусторонних соглашений с Берлином).

Выступая 1 сентября 2009 г. в Гданьске на церемонии, посвященной 70-й годовщине начала Второй мировой войны, Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин, в частности, сказал, «что любое сотрудничество с экстремистами, а применительно ко Второй мировой войне – с нацистами и их приспешниками, чем бы это сотрудничество ни мотивировалось, ведет к трагедии. По сути, это и не сотрудничество вовсе, а сговор с целью решить свои проблемы за счет других. Значит, надо признать, что все предпринимавшиеся с 1934 года по 1939 год попытки умиротворить нацистов, заключая с ними различного рода соглашения и пакты, были с моральной точки зрения – неприемлемы, а с практической, политической точки зрения – бессмысленными, вредными и опасными. Именно совокупность всех этих действий и привела к этой трагедии, к началу Второй мировой войны».

 

Мюнхенский сговор

Кульминацией политики попустительства агрессору стала, как известно, четырехсторонняя конференция в Мюнхене 29-30 сентября 1938 г., по решениям которой Судетская область - пятая часть территории Чехословакии и около четверти ее населения - была отдана на откуп Германии вместе с военными сооружениями, половиной горных и металлургических предприятий страны, важными железнодорожными магистралями. Причем в дележе чехословацкого наследства приняли участие Польша, занявшая Тешинскую и Фриштатскую области, и Венгрия, которой были переданы южные районы Словакии и Закарпатская Украина.

Мюнхенское соглашение стало стратегическим просчетом Англии и Франции, показателем полной беспомощности и банкротства их политики перед лицом набирающей обороты агрессии: они хотели умиротворить Германию или, в крайнем случае, направить ее агрессию на восток, а через год сами оказались в состоянии войны с Берлином.

«Умиротворенческая» политика лишь поощрила Гитлера к новым захватам. Советский Союз был единственной страной, недвусмысленно выступившей против захвата Чехословакии. В ноте правительства СССР германскому правительству от 18 ноября 1939 года говорилось, что оккупация Чехословакии и последующие действия Германии не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными. По настоянию СССР вопрос о Чехословакии был включен в повестку дня сессии Ассамблеи Лиги Наций, но его обсуждение не состоялось. Инициативы Москвы, направленные на обуздание агрессии, не встретили отклика на Западе.

 

«Пакт Молотова – Риббентропа»

В сложившейся предвоенной обстановке Москва оказалась перед непростым выбором. К лету 1939 г. советское руководство располагало сведениями о плане и сроках нападения Германии на Польшу. Это означало, что германские войска, наступая на Польшу, беспрепятственно вышли бы к советским границам, что усиливало бы непосредственную военную угрозу для СССР.

Англо-франко-советские переговоры весны-лета 1939 г., на которых обсуждались различные варианты соглашения о коллективном противодействии агрессору закончились безрезультатно. Камнем преткновения оставалась позиция Польши и, в меньшей степени, Румынии, заявлявших о неприемлемости советских гарантий их безопасности и о неготовности пропустить советские войска через свои территории. Однако реальная причина неудачи переговоров крылась в неготовности западных участников, которые вплоть до конца июля уклонялись от обсуждения военных вопросов, к конкретным договоренностям. В Лондоне, как и Париже, упорно надеялись договориться с Гитлером и явно не желали связывать себя обязательствами в сфере безопасности с идеологически чуждой Москвой.

Оказавшись фактически один на один с Германией, Советский Союз был вынужден искать оптимальные пути для обеспечения своей безопасности и принимать соответствующие решения.

Подписанный 23 августа 1939 г. советско-германский договор о ненападении, как и секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов, стали для СССР вынужденной альтернативой союзу с Англией и Францией (то, какие из них «союзники», показала «странная война» в сентябре 1939 – мае 1940 гг.), а также реакцией на интенсивные польско-германские контакты 1938 - начала 1939 гг.

Моральный и политический ущерб для СССР, заключившего договор с нацистским режимом, представляется очевидным.

Однако факт остается фактом: договор позволил СССР выиграть около 2-х лет для укрепления обороноспособности и подготовки к неизбежному вооруженному столкновению с Германией (другой вопрос, вызывающий споры – насколько эффективно это время было использовано), западная граница СССР была отодвинута в среднем на 300 км., западные районы Украины и Белоруссии были объединены с остальной частью этих республик. Кроме того, договор вызвал определенные трения между Германией и Японией как раз в тот период, когда советские войска вели бои против японцев на реке Халхин-Гол. Все это уже в годы Великой Отечественной войны способствовало тому, что СССР избежал гибельной войны на два фронта. Прагматизм в данном случае одержал верх над колебаниями идеологического и нравственно-политического характера. К тому же, аналогичного рода пакты с Германией уже имелись у Англии и Франции.

В нашей стране на официальном уровне была дана принципиальная оценка «пакту Молотова-Риббентропа». Второй Съезд народных депутатов СССР в декабре 1989 г., в частности, осудил секретные договоренности с Германией и признал их «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания». Однако аналогичных действий западных стран в отношении собственных ошибочных акций предвоенного периода не последовало ни тогда, ни в последующем. На это справедливо указывал глава российского правительства В.В.Путин в своем выступлении в Гданьске 1 сентября 2009 г.: «Мы вправе ожидать того, чтобы и в других странах, которые пошли на сделку с нацистами, это тоже было сделано. И не на уровне заявлений политических лидеров, а на уровне политических решений».

Введение советских войск в восточные районы Польши (Западная Украина и Западная Белоруссия), а также в прибалтийские государства, чему предшествовали интенсивные переговоры о взаимном обеспечении безопасности, завершившиеся подписанием соответствующих договоров о взаимопомощи (с Эстонией 28 сентября, Латвией 5 октября, Литвой 10 октября 1939 года), предотвратило захват этих территорий Германией. В августе 1940 года Верховный Совет СССР удовлетворил просьбы сеймов прибалтийских стран о принятии их в состав Советского Союза в качестве равноправных республик. Западные же районы Украины и Белоруссии были соответственно объединены с остальной частью этих республик.

Примечательна в этой связи оценка У.Черчилля, который отмечал в своей книге «Вторая мировая война», что «Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем, чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи».

 

Дипломатическая деятельность Советского Союза во время войны. Создание антигитлеровской коалиции

С началом 22 июня 1941 г. Великой Отечественной войны основным содержанием дипломатической деятельности Советского Союза стало обеспечение благоприятных международных условий для решительного отпора агрессору и его скорейшего разгрома. Это предполагало, прежде всего, создание и укрепление антигитлеровской коалиции, ослабление альянса стран «Оси», удержание нейтральных стран на их позиции.

При создании антигитлеровской коалиции первый успех был достигнут на британском направлении. Это объяснялось тем, что именно Великобритания, уже находившаяся в состоянии войны с Германией, могла стать ее следующей жертвой в случае поражения Советского Союза, и Лондон был заинтересован в поддержке «восточного фронта». Уже 12 июля 1941 года было заключено советско-английское соглашение о совместных действиях в войне против Германии. К концу 1941 года в результате настойчивых действий советской дипломатии удалось добиться того, что Великобритания предъявила Финляндии, Венгрии и Румынии ультиматумы с требованием прекратить военные действия против СССР, а после их отклонения 6 декабря 1941 года объявила этим странам войну. Военных действий против них англичане практически не вели, однако как символ усиления политического сотрудничества объявление войны имело немалое значение.

На последующих этапах дипломатия нашей страны настойчиво добивалась строгого выполнения союзниками своих обязательств, включая обеспечение бесперебойных поставок жизненно важных военных грузов по ленд-лизу, решения вопросов послевоенного урегулирования.

Напряженного труда дипломатов требовали в годы войны организация разноформатных международных встреч, контактов, переписки глав государств-членов антигитлеровской коалиции. Приоритетные задачи заключались в налаживании эффективного, военного, экономического и политического сотрудничества с союзниками, прежде всего, в целях скорейшего открытия Второго фронта в Европе, а также в противодействии попыткам расширения противоборствующего блока.

СССР, со своей стороны, всегда откликался на просьбы союзников, порой даже в ущерб собственным интересам, как это было, например, в конце войны, когда, чтобы спасти от разгрома англо-американские войска в Арденнах, он на 8 дней раньше запланированного срока начал в январе 1945 года одну из самых крупных во Второй мировой войне Висло-Одерскую операцию, сковав, тем самым, главные силы вермахта.

 

Московская конференция

В сентябре 1941 года Советский Союз присоединился к сформулированной в виде совместного заявления «Атлантической хартии», которая была принята на встрече Рузвельта и Черчилля (обнародована 14 августа 1941г.), что способствовало сплочению СССР, Великобритании и США в совместной борьбе против держав «Оси», а также содействовало созданию лучших условий для решения вопросов о поставках военных и других материалов.

Присоединение Советского Союза к «Атлантической хартии» создало хорошую основу для проведения первой в ходе войны конференции на высоком уровне представителей СССР, США и Великобритании, где были обсуждены конкретные вопросы сотрудничества в войне (хотя и в достаточно узком контексте военных поставок). Конференция состоялась в Москве 29 сентября – 1 октября 1941г. Советскую делегацию возглавлял нарком иностранных дел В.М.Молотов, английскую – член правительства, барон У.Бивербрук, американскую – специальный представитель президента США, куратор программы ленд-лиза У.А.Гарриман.

Результатом ее стало подписание соответствующего протокола, определившего конкретные параметры трехстороннего экономического сотрудничества. Была достигнута договоренность по вопросу о военных поставках, которая, впрочем, в дальнейшем неоднократно нарушалась Англией и США. 7 ноября 1941г. правительство Соединенных Штатов распространило на СССР действие закона о ленд-лизе (до этого поставки шли на обычной коммерческой основе).

 

Декларация Объединенных Наций

Важным шагом на пути укрепления антигитлеровской коалиции стало подписание Декларации Объединенных Наций. 1 января 1942 года в Вашингтоне эту декларацию подписали Рузвельт, Черчилль, Литвинов и представитель Китая Сын Цзывень. Затем под ней поставили подписи представители еще 22 стран. Таким образом, 26 государств, подписавших Декларацию Объединенных Наций, официально стали союзниками в войне. В декларации провозглашалось, что полная победа над фашистскими агрессорами необходима для защиты жизни, свободы и независимости народов. В ней содержалось обязательство употребить все ресурсы, как военные, так и экономические, против тех членов гитлеровского блока, с которыми данный участник декларации находится в состоянии войны.

Для Советского Союза Декларация имела принципиальное значение. Если в 1941 году СССР заключил соглашения о союзе и сотрудничестве в войне только с Великобританией, Польшей и Чехословакией, то теперь его союзниками стали 25 государств.

 

Борьба за открытие Второго фронта. Тегеранская конференция

В мае-июне 1942 года были подписаны советско-английский союзный договор и советско-американское соглашение о взаимопомощи во время войны. Эти документы заложили основу договорно-правовой базы военного сотрудничества и стали фундаментом будущего Второго фронта. Однако советское руководство не питало иллюзий относительно возможности его открытия в Западной Европе в 1942 году.

Открытие Второго фронта было перенесено сначала на 1943, а затем на 1944 год, когда военно-политическая обстановка в Европе характеризовалась резким ухудшением положения Германии, вызванным в первую очередь ее крупными поражениями на Восточном фронте. Произошедший коренной перелом в ходе войны показал, что СССР способен и один одержать победу над Германией, что никак не устраивало союзников. Поэтому Великобритания и США не могли и дальше затягивать военную операцию в Западной Европе и были вынуждены в начале 1944 года приступить к подготовке высадки в Нормандии. Кроме того, твердый срок открытия Второго фронта в Европе был уже установлен на Тегеранской конференции, состоявшейся 28 ноября – 1 декабря 1943 года.

 

О роли СССР в войне

Неопровержимой истиной является то, что решающую роль в разгроме фашизма сыграл Советский Союз. Это подтверждают факты.

В 1944 году протяженность советско-германского фронта была в 4 раза больше, чем всех фронтов, где воевали союзники СССР, вместе взятых. В тот же период на Восточном фронте Германия располагала 201-й дивизией, тогда как американо-английским войскам противостояло от 2 до 21 дивизии. Даже после открытия Второго фронта в Западной Европе в июне 1944 года у союзников было 1,5 млн. человек, а у немцев 560 тысяч. В то же время на советско-германском фронте количество немецких войск составляло 4,5 млн. человек, с которыми сражались 6,5 млн. советских солдат. Свои основные потери гитлеровские войска понесли в боях против Советской Армии: 70% живой силы и 75% всей военной техники. Советский Союз с его территорией, с его городами и деревнями принял на себя основной удар гитлеровского нашествия. Три четверти вооруженных сил Германии были разгромлены на Восточном фронте. Причем это были наиболее боеспособные, закаленные в боях части.

Решающие сражения, предопределившие исход войны, также произошли на советско-германском фронте: битва под Москвой (декабрь 1941г.-январь 1942г.), разгром армии Паулюса под Сталинградом (ноябрь 1942г.-февраль 1943г.) и, наконец, сражение на Курской дуге (июль-август 1943г.). Эти и другие победы доставались огромной ценой. Сотни тысяч советских солдат и офицеров положили свои жизни на полях сражений. Даже наши западные партнеры не могли не признать очевидных фактов: «Именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины» (У.Черчилль), «Если бы не Россия, ничего бы этого не было» (Дж.Буш по поводу высадки союзников в Нормандии в июне-июле 1944г., когда важнейшим условием их успешных действий стало мощное наступление Советской армии летом этого же года, не позволившее немецкому командованию перебросить в Западную Европу войска и технику с Восточного фронта).

Достойно сожаления, что во время празднования в июне 2009 года 65-летия высадки союзников на Севере Франции практически никто из западных лидеров, кроме Президента Соединенных Штатов Б.Обамы, не упомянул в своих выступлениях о вкладе Советского Союза в победу над фашизмом.

 

Послевоенное устройство мира. Создание ООН

На Крымской (Ялтинской) конференции, проходившей 4 – 11 февраля 1945 г., советская делегация смогла отстоять свою позицию по главным вопросам, связанным с послевоенным устройством мира. Аналогичным образом обстояло дело и на Берлинской (Потсдамской) конференции (17 июля – 2 августа 1945 г.), которая подвела итоги Второй мировой войны. Принятые на ней решения стали основой послевоенного мирного урегулирования в Европе.

В дальнейшем советские дипломаты активно участвовали в подготовке предложений, которые легли в основу Устава ООН при его разработке на конференции в Думбартон-Оксе в 1944г. и на Сан-Францисской конференции (25 апреля - 26 июня 1945г.), созванной от имени СССР, США, Великобритании и Китая, на которой Устав был принят. Они приложили большие усилия, проявили выдержку и настойчивость для того, чтобы в основу Устава ООН легли действительно демократические и справедливые принципы международных отношений. Советский Союз (и Российская Федерация как государство-продолжатель) по праву считается одним из основателей Организации Объединенных Наций, которая и сегодня является центральным звеном международной системы, ключевым фактором поддержания стабильности и безопасности в современном мире.

 

Победа – общее достояние. Нюрнбергский процесс

Россия никогда не старалась преуменьшить вклад союзников в победу над Германией, не делает этого сейчас. Вторую мировую войну выиграли все союзники антигитлеровской коалиции. Это – общая Победа. Но никто не вправе ни принижать цену, которую заплатила наша страна и наш народ ради ее достижения, ни преуменьшать масштабы преступлений нацистов и их пособников, и тем более их героизировать.

Долг современников – хранить память о прошедшей войне, не забывать о принесенных жертвах. Без глубокого понимания того, что произошло, не построить по-настоящему безопасный мир. Вторая мировая война не должна становиться предметом политических спекуляций. Сегодня нет необходимости упрощать или приукрашивать историю. Каждое из государств антигитлеровской коалиции преследовало свои цели, имело собственные национальные интересы. Взаимное доверие ради достижения общей цели давалось очень непросто. И тем не менее, союзники смогли встать выше разногласий ради достижения общей победы.

Создание единого фронта борьбы с нацизмом в годы Второй мировой войны явилось беспрецедентным политическим достижением своего времени. Союзников объединяло понимание того, что злу надо противостоять сообща, не допуская никаких сепаратных договоренностей и не жалея для этого никаких сил.

Это ярко проявилось в Нюрнберге на процессе над нацистскими преступниками в рамках деятельности Международного военного трибунала (ноябрь 1945 – октябрь 1946 гг.), созданию которого способствовала длительная и последовательная дипломатическая борьба Советского Союза за претворение в жизнь идеи о «суде народов» над главными военными преступниками. Приговор Трибунала, который получил одобрение всего мирового сообщества в резолюциях ГА ООН от 11 декабря 1946 г. и 27 ноября 1947 г., осудил авантюристскую, вероломную политику гитлеризма, развязанные им агрессивные войны, всю его человеконенавистническую стратегию в отношении порабощенных народов. Он определил виновных в преступлениях фашизма и национал-социализма, заложил основу для формирования правовых норм по недопущению их повторения и возрождения в любой форме. Общепризнанно, что совершенные нацистами преступления против человечности не имеют срока давности.

 

Фальсификация истории

В разговорах об истоках Второй мировой войны много откровенной лжи, конъюнктуры и своекорыстных интересов, стремления снять с себя ответственность за собственное не всегда приглядное прошлое, решить свои нынешние проблемы и амбиции за чужой счет, апеллируя, как это было в период «холодной войны», к «цивилизационной солидарности» и императивам идеологической борьбы.

В насаждаемых в международном сообществе политизированных трактовках истории предвоенного и военного периода звучат утверждения о якобы равной ответственности Гитлера и Сталина, нацизма и коммунизма за развязывание Второй мировой войны. Фактически налицо попытка пересмотреть итоги Нюрнбергского процесса, на котором были четко определены инициаторы и виновники этой войны, дана квалификация нацистской идеологии и нацистских преступлений.

В ходу также тезис о том, что СССР якобы намеренно подтолкнул начало войны, подписав пакт с Гитлером, и что главная роль в победе над нацистской Германией принадлежит западным демократиям.

В арсенале сторонников переписывания истории и попытки обелить нацистских преступников и их пособников, героизировать «лесных братьев» в Литве, легионеров «Ваффен СС» в Эстонии, коллаборационистов в Латвии, членов Украинской повстанческой армии и им подобных.

К сожалению, такой «взгляд» на историю пользуется подчас поддержкой официальных властей в некоторых странах.

Нелепость и антиисторичность подобных воззрений очевидна. Достаточно обратиться к фактам и непредвзято взглянуть на события тех лет, рассматривая их во всей полноте исторического контекста.

Преступления Сталина прежде всего против собственного народа хорошо известны. Однако Сталин, в отличие от Гитлера, никогда не ставил целью уничтожение целых наций и народов. Холокост, гибель людей в газовых камерах и другие зверства были совершены нацистами, а не коммунистами. Наконец, ведь это гитлеровская Германия напала на СССР, а не наоборот.

Не Советский Союз был инициатором мюнхенского сговора, развязавшего руки агрессору и ставшего прологом Второй мировой войны.

Не по вине нашей страны потерпели фиаско попытки организовать коллективный отпор агрессии, за различные формы которого последовательно ратовала Москва вплоть до августа 1939 г.

Не «пакт Молотова-Риббентропа» послужил «спусковым крючком» Второй мировой войны - Гитлер в любом случае, при наличии «пакта» или без него, напал бы на Польшу, в особенности после того, как в мае 1939 г. Варшава отвергла ультимативные и жесткие немецкие требования. Война стала следствием безответственной политики западных демократий и их классово-идеологической зашоренности. Коллективному отпору агрессорам европейские страны предпочли их «умиротворение», действуя по принципу «спасайся, кто может», тем самым потворствуя реализации захватнических планов Гитлера и Муссолини.

Что касается России, то мы давали и будем давать отпор попыткам провести ревизию истории ХХ века, в т.ч. пересмотреть решения Потсдамской конференции и приговор Нюрнбергского трибунала.

При этом мы убеждены, что все имеющиеся проблемы и «темные пятна» в истории должны быть изучены, но эту работу должны делать не политики, а историки. Об историческом прошлом обязательно нужно помнить. Однако абсолютно ясно, что нужно и примирение, без которого всех нас ждет тупик.

При обращении к истории важно избегать того, чтобы она становилась предметом манипулирования для использования в политических целях. Политизация истории ведет в конфронтационное прошлое и отравляет атмосферу современных международных отношений.

Распространенная форма фальсификаций – это выдергивание из контекста истории тех или иных событий и фактов и их произвольная интерпретация. Объективный же взгляд на историю предполагает глубокий и всесторонний анализ событий на основе реальных фактов и документов в привязке к конкретной обстановке того или иного периода. Историю надо рассматривать во всей ее полноте и целостности, анализировать совокупность событий в их историческом контексте, основываясь на реальности, а не на подтасовках и фальсификациях.

 

Уроки войны

Последствия мировой катастрофы стали страшным итогом преступного равнодушия и соглашательства с нацистами, горьким предостережением всему человечеству. Уроки войны не должны забываться, они не имеют сроков давности, многие из них актуальны и поныне. Эти уроки свидетельствуют:

Нельзя обеспечить свою безопасность за счет безопасности других.

Наиболее действенный путь обуздания агрессии – коллективная безопасность, объединение усилий, взаимопомощь.

Мир неделим, как неделима и его безопасность.

ООН, созданная по итогам войны с тем, чтобы предотвратить повторение подобных трагедий, призвана играть центральную цементирующую роль как в отношении поддержания и укрепления международной безопасности, так и развития многопланового международного сотрудничества, а также сплочения мирового сообщества перед лицом новых вызовов и угроз.

Нацистская идеология и ее носители, признанные преступными и осужденные Нюрнбергским трибуналом, должны находиться вне закона; обеление нацистов и их пособников, любые проявления формы неонацизма и экстремизма должны быть исключены из жизни современного общества как чрезвычайно опасные.

Ревизия истории, в частности, истории Второй мировой войны, тем более попытки пересмотра ее итогов, чреватые новыми расколами, антагонизмами и взаимными обвинениями, опасны, вредны и недопустимы.

Память о войне и миллионах ее жертвах священна и неприкосновенна; эту память следует бережно хранить и оберегать от наветов.

Предстоящее празднование 65-летия нашей общей Победы должно объединять, а не разобщать.

Идеологические разногласия и взаимные подозрения, иллюзорные надежды умиротворить агрессора за счет других не должны перевешивать осознание необходимости общего стратегического интереса и способности защитить его сообща. Лишь на такой основе можно сформировать эффективную, надежную и неделимую европейскую и глобальную архитектуру безопасности для всех, которая покоилась бы на прочной международно-правовой основе и коллективных усилиях государств по выстраиванию эффективных механизмов реагирования на реальные, а не мнимые вызовы и угрозы.