Горис – культурная столица Содружества Независимых Государств 2018 года

1 июня 2017 года

Город Горис Сюникской области Республики Армения провозглашен культурной столицей Содружества Независимых Государств (СНГ) в 2018 г. Такое решение было принято 7 апреля 2017 г. на заседании Совета министров иностранных дел СНГ в Ташкенте.

 

Программа предполагает ежегодную концентрацию творческих ресурсов государств Содружества в нестоличных городах государств – участников СНГ, получивших статус «Культурная столица Содружества», и создание яркой, богатой и разнообразной палитры культурных и гуманитарных мероприятий, основанных на прочных исторически сложившихся культурных связях и продолжающемся в наши дни диалоге между самобытными культурами суверенных государств. Программа призвана раскрыть потенциал городов, привлекая внимание к их богатому наследию. Первые сертификаты культурных столиц СНГ в 2011 г. были вручены белорусскому Гомелю и российскому Ульяновску.


ГОРИС И КЁРЕС

Родному городу, затерянному среди нагромождения камней и ущелий вулканического нагорья Сюник в отрогах Малого Кавказа, между Зангезурским и Карабахским хребтами, еще в начале XIX века вошедшему с прилегающими к нему селами в состав Российской империи, классик армянской литературы, уроженец Гориса Аксель Бакунц посвятил свою сатирическую повесть-хронику «Кёрес»:

«Город знали как Горис и Кёрес. А Корисом именовал его лишь местный аптекарь Кялла Цатур, слывший философом и любителем старинных книг. Может, в одной из них и откопал он это название – Корис – и тщетно пытался навязать его окружающим. Разделял его мнение один только Парсег, звонарь, который был единственным слушателем Кялла Цатура, когда тот принимался толковать старинные рукописи об истинной вере, браке и «Превращениях трех элементов».

Город жил под двумя названиями, и в них, как в двух половинках скорлупы, угадывались его два лица, здесь обитали как бы два разных народа со своими привычками, особыми интересами, не говоря уже о том, что имена – и те у них были разные. Случалось, что два этих народа друг друга не понимали. Одну часть города населяли «пришлые», или гарибаканы, как именовали их кёресцы, другую занимали собственно кёресцы, коренные, осевшие в Шене, цитадели Кёреса, и гордившиеся знаменитостями своими – Катрини Агало, способным навьюченного осла от земли оторвать, Паран-Паран Аванесом, зычный голос которого эхом перекатывался по ущелью Дырынгана, Гюрджи Оби, острого языка которого сам городской голова Матевос-бей побаивался».

А вот Огану, прапрапрадеду Гамлета Мирзояна, ближе было другое название – Кюрис. Сын его Мирза, от которого и пошла наша фамилия, в 30-х годах XIX века заложил близ села Алигулишен, в получасе ходьбы от Кюриса, постоялый двор и велел на листе тонкой жести написать: «Тавриз – Шуша – Кюрис – Ангелаут – Нахичевань – Эривань – Тифлис» (тот же маршрут выглядит сегодня так: Тебриз – Шуши – Горис – Ангехакот – Нахичевань – Ереван – Тбилиси), обозначив путь проходящих мимо торговых караванов.

Эта кратчайшая дорога из Тифлиса в Тавриз обеспечивала оживленную торговлю между Персией и Россией. По этой же дороге снабжался фуражом расквартированный в Шуше гарнизон русских войск.

Путники это село, дома которого сбегали к бурным водам Вараракна, называли всяк на свой лад: Кору, Корус, Корес, Курис, Кюру, Кюрус, Кюрюс, Горус, Гюриси… Эта разноголосица пошла с очень давних времен.

Летописец Сюника, земли Сюняц, или Сисакан, как в старину именовали наш край персы, митрополит Степанос Орбелян еще в XIV веке оставил упоминание о том, что Дзаг-наапет в первой половине второго тысячелетия до Рождества Христова воздвиг над рекой Вараракн крепость Абандаберд, дав ущелью свое имя – Дзагадзор-Дзагедзор. Дзагадзор знали и как Абанд. Автор первой полной «Истории Армении» Мовсес Хоренаци (V век) утверждал, что Сисак, владетель Сюника-Сисакана, пошел от Гегама, а Гегам – отпрыск Айка, прародителя армян. Надо полагать, Дзаг-наапет приходился Сисаку внуком.

Уроженец Гориса иерей Барсег в 1625 году оставил в манускрипте философа Григора Татеваци «Книга вопрошений» пометку: «Сия книга писана в краю Дзагадзор, в местечке, именуемом Горес». Впервые современное название Горис встречается у дьяка Мовсеса в его «Ишатакаране», книге памятных записей, и относится к 1647 году.

Пройдет каких-то полтора-два века, и в донесениях русской армии времен русско-персидской войны 1826 – 1828 годов Горис будет именоваться Герус, Геррус, Геруси, Герюсы, Герусы, Гирюс, Гирюсы, Горюс.

Отслеживая путь генерал-адъютанта графа Паскевича И.Ф., наткнулись мы на запись в журнале «Русский архив» (1891 г., № V, стр. 10):

«1 августа 1827 г. И.Ф. Паскевич в сопровождении своего секретаря по дипломатической части А.С. Грибоедова и полковника Н.Н. Муравьева выехал из крепости Кара-Баба в Герюсы (за 80 верст), чтобы ускорить доставку хлеба в войска».

Не будем скрывать, нам было крайне приятно узнать, что великий Грибоедов, автор комедии «Горе от ума», повидал и наш любимый Кёрес-Герюсы. В Ереване, отбитом у персов в 1827 году, в его присутствии впервые была осуществлена постановка этой знаменитой комедии.


МЕДАЛЬ ЗА ВНЕДРЕНИЕ КАРТОФЕЛЯ

Россия высоко оценила вклад кёресского правителя Мелик-Арутюна в процветание края, поставив его над всем Бун (исконным) Зангезуром, как именовали в ту пору земли Абанда-Гориса. Но, когда в 1840 году власти ввели институт выборных сельских старост, Мелик-Арутюн счел это личным оскорблением и отошел от дел. Но о заслугах его Россия не забыла. В 1846 году за широкое внедрение картофеля в культуру земледелия Зангезура наместник Кавказа граф Михаил Воронцов пожаловал Мелик-Арутюну серебряную медаль «За усердную службу». Мелик достойно прожил еще 34 года, оставив после себя блестящего наследника – Манучар-бека Мелик-Гусеиняна.

В том же 1840-м, после того как Мелик-Арутюн бросил вызов властям, сельским старостой Кёреса был выбран Джаангир-бек. У него восемь лет спустя гостил русский востоковед и этнограф, исследователь Афганистана Николай Ханыков, автор «Описания Бухарского ханства». А двумя годами позже двери его дома распахнулись перед неким геодезистом-саксонцем (ему приписывается авторство составления проекта Гориса, что неверно), которого радушный хозяин поразил отменным шампанским и бордо из своих погребов.


СЕЛО, ВЫРУБЛЕННОЕ В СКАЛАХ

Очарованный городом своего детства, Аксель Бакунц спустя годы напишет:

«Некогда процветавший Кёрес и его цитадель Шен напоминали шумный улей, и там, где журчит ныне родник Катрини, жило огромное село, вырубленное в скалах на склонах гор… Переброшен был через реку мост Сал, от которого уцелел лишь один пролет. Был он мостом народов, мостом караванов, и прошло по нему великое множество всякого люду, теперь предпочитающего царскую дорогу».

По этому мосту Сал проходил в VII веке, возвращаясь из Персии с триумфом, Ираклий I, византийский император армянских кровей, вызволивший из плена Древо Креста Господня. Здесь встречала его с великими почестями сюнийская княгиня Бюрег, которой досталась в дар частица от спасенного Древа. Тем же путем шли персы, арабы, сельджуки, монголы… Той же дорогой пришли сюда и русские, встав на землях Мелик-Арутюна гарнизоном.

Отрывок из труда генерала-историка В.А. Потто «Персидская война. 1826 – 1828 гг.»:

«Селение Герюсы лежит в глубоком ущелье. Ущелье это замечательно тем, что оно, как частоколом, уставлено какими-то высокими каменными столбами, вероятно, вулканического происхождения, придающими и окруженной местности, и самому селению необыкновенно своеобразный характер, единственный даже в прихотливых горах Кавказского края. Самые Герюсы со своими красивыми саклями и башнями, со своей армянской часовней и водяной мельницей на гремучем потоке, осененном развесистыми чинарами, расположены амфитеатром на террасах крутого спуска в Герюсское ущелье. Таким образом местность эта, красивая и оригинальная, чрезвычайно удобна для обороны».


ГОРИС – ЦЕНТР ЗАНГЕЗУРСКОГО УЕЗДА

Высочайшим указом императора Александра II «О преобразовании управления Кавказского и Закавказского края» от 9 декабря 1867 года была образована Елисаветпольская губерния с центром в Елисаветполе (Гянджа). Последовавший затем циркуляр наместника Кавказа великого князя Михаила Николаевича «О преобразовании с 19 февраля 1868 года управления Кавказского и Закавказского края» от 12 февраля того же года гласил:

«Из существующих ныне за Кавказом четырех губерний образовать пять – утверждением новой губернии Елисаветпольской, в состав которой входят части нынешних Тифлисской, Бакинской и Эриванской. Елисаветпольская губерния состоит из пяти уездов: Казахский, Елисаветпольский с Самухским приставством, Шушинский, Зангезурский и Нухинский с Арешским приставством».

С образованием Зангезурского уезда объединились в одно целое все юго-восточные земли исторического Сюника.

Отрывок из повести «Кёрес»:

«Горис был административным, военным и хозяйственным центром довольно обширного уезда, едва ли не самого большого в Закавказье, протянувшегося от южных гор, окружающих озеро Севан, до реки Аракс. В изрезанном горными цепями и глубокими ущельями крае жили народы различной веры, оседлые и кочевые…

Обширный уезд Зангезур был разрезан горными кряжами и темными ущельями на магалы (округа). Магалы делились на небольшие группы селений. От живущих там можно было услышать; «До вершины горы земля наша, а за него страна Агванская». Село свое звали они «родиной» или «страной», а то, что по соседству – «чужой страной» или «землей гариба-странника».

В Елисаветполе тем временем решали, где быть центру Зангезурского уезда. Претендовали на эту роль Зейва, Арцваник и Горис. Выбор пал на Горис. Однако, прибыв по назначению в село Горис-Кёрес, первый уездный начальник майор Старицкий Петр Павлович (1836 – 1902) схватился за голову: как разместить на этом пятачке среди гор все казенные учреждения – уездное управление, суд, полицию, почту, ветеринарную и прочие службы?!

Ему приглянулось плато напротив села, которое местные жители давным-давно обжили и приспособили к своим нуждам. Уездный начальник увидел поля, луга, пастбища и места выгона буйволов в болотистой низине. Калин тап, южную оконечность этого плато, крестьяне отвели под ток и молотили там хлеб. Неподалеку по пятницам устраивался базар. Под рев верблюдов, ржание лошадей и крики мулов шел оживленный торг, особенно в начале лета, когда гнали скот на кочевья не только местные, но и крестьяне из ближних и далеких селений. Бойкие торговцы из местных, а также купцы из Нахичевани, Шуши и Мегри наперебой предлагали по сходной цене шерсть, коконы шелкопряда, кожу, мелкий и крупный рогатый скот, фрукты и даже московские ситец и сукно целыми тюками… Портные и шапочных дел мастера вовсю расхваливали свой товар, сапожники зазывали в лавки пришлый люд. Не терялись и цирюльники, так называемые даллаки, зарабатывая свой хлеб буквально на ходу.

«Земли, на которых стоит город Горис, прежде использовались лишь как пашни, заливные луга да болотистые места для выгона скота. В 1860-х годах зажиточные крестьяне из селения Кёрес, приметив ровное и живописное плато, занятое посевами, задумали понастроить себе там добротных домов с мастерскими и лабазами. Их примеру последовали и другие. В скором времени Горис заселили выходцы из ближних и далеких селений всего уезда. Первыми перебрались на новое место из Кёреса Мелик-Гусеиняны, Мирумяны, Тер-Минасяны, Бадиряны, а также Лазаряны – из самого большого зангезурского села Хндзореск. Их просторные дома и магазины стоят и по сей день».

Эту зарисовку «Горис. Краткое описание» поместила в своем январском номере газета «Карабах» в 1912 году. Ее автор – Тигран Сазандарян, отец знаменитой оперной дивы, народной артистки СССР Татевик Сазандарян.

В 1868 году было образовано уездное управление, которому придали и атьян – присутствие по воинской повинности. С того же года действует в Зангезуре мировой суд, в котором служили и армяне. Мировой судья Мегринского участка начиная с 1875 года заседает в Горисе (прежде он размещался в капанском Арцванике), разбирая все спорные дела селений, находящихся в трех-четырех днях пути от Гориса. Из-за прихоти первого перебравшегося в Горис мирового судьи, лично решившего, что данное место куда престижнее прежнего, здание для суда выбрано было не совсем удачно. Горис относился ко II участку Зангезурского уезда (весь уезд поделен был на четыре полицейских участка). В Горисе же утвердились все без исключения следователи и мировые посредники.

Из зарисовки Тиграна Сазандаряна:

«К 1876 году в числе первых городских построек было возведено и здание первой начальной казенной школы (школа-однолетка действовала с 1874 г., и в скором времени она переросла в двухлетку). В том же году завершилось строительство уездной тюрьмы на 60 камер. Кирпичное строение в два этажа было окружено высокой каменной стеной, оштукатуренной и беленой известью. Тюрьму поставили в южной части города, там, где начинаются сады и тутовые посадки. Число сидельцев порой доходило до 80 – 100. Когда стены новой тюрьмы в Горисе были подняты, ее тотчас прозвали Зангезурской. Горисец Николай-бек Мелик-Гусеинян, с 1873 года начальник старой тюрьмы, именовавшийся в те годы смотрителем, переведен был из Кёреса в Горис на ту же должность и пробыл там до 1888 года.

С 1876 года в Горисе была расквартирована рота пехотного полка на 60 – 70 солдат при одном офицере. Почтовое отделение начало работать здесь много раньше, с 1870 года. В 1892-м была установлена телеграфная связь между Шушой и Горисом. В Горисе заработало отделение царского казначейства, открытое в 1881 году. Через семь лет приняла первых больных сельская лечебница. В 1893 году появилась и аптека, которой владел Алексан Мирумян».

Лечебница представляла собой фельдшерский пункт на четыре койки, и заведовал им уроженец сисианского села Ангехакот Овсеп Даниелянц, выпускник Царицынской медицинской гимназии.

В начале 1880-х годов нефтяной промысел Баку и Закаспия начал развиваться и притягивать к себе дешевую рабочую силу. Из одного только Гориса на запах «черного золота» подались 167 мужчин. А по всему Зангезуру обратились за паспортами 2.934 крестьянина.

Этнограф Степан Зелинский, побывав в 1885 году в центре Зангезурского уезда, оставил запись:

«В Горисе стояло 55 жилых домов, где проживало более 400 человек. Работали 124 магазина (в них трудились как горсцы, так и кёресцы. – М. и Г.М.), 77 ремесленников держали свои лавки-мастерские. Одних только папахчи, закройщиков шапок, было трое. Городом и уездом управляли 43 чиновника, покой и порядок обеспечивали 71 военный и 62 конных полицейских разных чинов. В этот год в городе заложили 15 домов и 30 магазинов».

Не обошел своим вниманием Горис и 28-летный историк Аракел Бабаханян (Лео), уроженец Шуши. В 1888 году он недоумевал в путевых тетрадях:

«Не могу определить, город передо мной или село большое». Но когда первые впечатления улеглись, Лео вынужден был признать, что «немного найдется на Кавказе городов, которые могли бы гордиться строгой планировкой улиц. Горис еще издали поражает добротностью построек, красивым фасадом домов и европейского типа порядком».

Бурное развитие техники захватило и Горис: зажиточный купец Галуст Мирумян в 1898 году ставит на реке Вараракн, разделяющей Горис с Кёресом, первую в Зангезуре, а может статься и в России, гидроэлектростанцию, все оборудование для которой по его заказу доставили из Баку братья Аваг, Григор и Саргис Петросяны, уроженцы села Шинуайр. Правда, сорока восьми киловатт-часов ГЭС едва хватало на освещение домов городского начальства да местных богатеев.


НАСЕЛЕНИЕ УЕЗДА И ЕГО ЦЕНТРА

«Свод статистических данных, извлеченных из посемейных списков населения Кавказа» (Тифлис, 1888 г.) приводит данные и по Зангезурскому уезду и его центру Горису. На весь уезд было 4 полицейских участка на 326 селений, входивших в 75 сельских обществ. Дворов насчитывалось 19.447, там проживали 123.997 человек (не считая более 19 тысяч детей до 10 лет, которых вносили в списки исключительно по желанию родителей), из коих 68.560 душ мужского пола и 55.437 – женского. Герюсы – Горис с Кёресом – составили «Герюсинское сельское общество» в 460 дворов, где проживали 3.146 человек (не считая гарнизонных военных): 1.697 мужчин и 1.449 женщин. Среди 3.146 жителей уездного центра иногородних, то есть присланных чиновников, было 357 человек. Накануне переписи в уездном центре поселилась одна татарская семья – родители с двумя детьми. Кстати, к 1875 году Горис с Кёресом насчитывали 2.750 жителей на 359 дымов, в их числе 5 семей русских, состоявших из 7 душ мужского пола, 9 – женского.

В 1897 году, по первой Всеобщей переписи Российской империи, уездный центр «местечко Герюсы» (Горис без Кёреса) насчитывал 1.450 жителей: мужчин – 827, женщин – 623.


С ВЫСОЧАЙШЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ

4 марта 1904 года Горис с высочайшего соизволения императора Николая II получает статус города:

«Из поселения, именуемого Герюсы, Зангезурского уезда, Елисаветпольской губернии, в пределах отведенных под него земель, пространством 57 десятин 12 квадратных сажен, образовать уездный город того же наименования».

Положение об обращении поселения Герюсы в уездный город было одобрено председателем Государственного совета Российской империи великим князем Михаилом Николаевичем Романовым. В бытность его наместником Кавказа (1862 – 1881) и был образован Зангезурский уезд.

Марина и Гамлет Мирзояны, почетные граждане города Гориса

 

Источник: Газета "Ноев Ковчег"


Теги: Армения, Культурные столицы СНГ, Гуманитарные проекты