Исполком СНГ

Председатель МТРК «Мир» Р.Батыршин в эксклюзивном интервью о работе компании в условиях пандемии, о состоянии медиаотрасли и проектах ко Дню Великой Победы

Большая часть коллектива МТРК «Мир» на самоизоляции работает из дома. Компании пришлось перестроиться под новые реалии. Как изменилось телесмотрение и какие проекты стали более популярными у зрителей? Как «МИР» планирует работать после окончания пандемии? Что будет с телевизионным и радиоконтентом? Выживет ли медиаотрасль? И какие акции телеканал «МИР» подготовил для своих зрителей к 9 мая? Об этом и многом другом председатель МТРК «Мир» Радик Батыршин рассказал в эксклюзивном интервью порталу «Вокруг ТВ».

- Как сейчас все происходит в самоизоляции, в этих реалиях, с которыми мы столкнулись?

Радик Батыршин: Конечно, режим самоизоляции предполагает перевод на дистанционную работу большинства сотрудников. Все наши корреспонденты и операторы, редакторы, продюсеры научились записывать звук, монтировать дома. Наша профессия – телевизионная, радио-, интернет-журналистика – предполагает больше skills, это навыки. Я не потому пишу заметку быстро, что я такой старый и опытный, а потому, что я в жизни опубликовал несколько миллионов заметок. Очень важно, чтобы люди вернулись из самоизоляции и не потеряли навыки. Дистанционная работа очень сильно в этом помогает.

- Падает ли продуктивность работы Ваших сотрудников?

Радик Батыршин: Они все рвутся работать. Что такое журналистика? Это желание удовлетворять собственное любопытство, и тебе за это еще немножко доплачивают. Большинство людей в нашей компании – это люди, влюбленные в свою работу. Они ее любят больше, чем собственную семью, поэтому и остаются в ней. Журналистика – это не то место, где ты можешь заработать много денег. Это для людей, которые очень любопытны, которые любят совать свой нос куда ни попадя.

- На Вас самоизоляция отразилась? Вы эффективный медиаменеджер. Как на Вас это сказалось?

Радик Батыршин: Во-первых, видите, можно ходить в костюме простого журналиста. Пиджаки, галстуки и сорочки повешены надолго в шкаф.

- Вам так комфортней?

Радик Батыршин: Я же работал в «поле» очень много лет, так удобнее. Приходится многие решения принимать быстро и стремительно. Простой пример приведу: заболел водитель – нужно немедленно остановить все машины, отправить их на дезинфекцию, провести дезинфекцию всего здания, немедленно вывести из компании всех сотрудников, которые контактировали с этим водителем. Подготовить план «Б», если зараза будет распространяться, к вызову очередных ста спартанцев, которые займут наше место, если мы попадем на изоляцию.

Нам удалось пока купировать заразу от проникновения внутрь офиса компании, хотя заболевшие, конечно, есть. Часть из них в тяжелом состоянии. Трое сотрудников попали в реанимацию. Мы, к сожалению, не можем выдать нашим сотрудникам общевойсковые защитные комплекты и заставить ходить в противогазах.

- Проекты, которые были запланированы на этот год, отодвинуты?

Радик Батыршин: Мы отложили все, что требовало больших затрат либо больших студий. Мы пока перенесли все на середину июня в надежде, что пик коронавируса наступит в ближайшие две недели. Но мы готовы к тому, что половину тех программ, которые мы планировали в этом году снять или заказать производителям, нам придется вывести из оборота, к сожалению. Производство оригинального контента – штука самая дорогая.

- Съемки каких проектов сейчас на стопе?

Радик Батыршин: У нас нет на стопе проектов. У нас есть пакет контента, который был снят заранее. Все, что связано с ток-шоу, например, «Слабое звено», «Фазенда Лайф», «Дела судебные», «Отцы и дети», – было отснято до появления заразы. У нас достаточный пакет программ, чтобы дожить до лета, когда зараза, надеюсь, пойдет на спад.

- Изменились ли предпочтения пользователей? Что раньше не смотрели, что сейчас стали смотреть больше?

Радик Батыршин: На первом месте сюжеты, связанные с информационной обстановкой. Могу сказать, что последнее интервью с президентом Беларуси Александром Лукашенко набрало под миллион просмотров на нашем портале. Президент достаточно жестко, в своей острой манере, изложил и свой взгляд на коронавирус, и на методы борьбы с ним, и на экономический кризис, который последовал одновременно. Это был такой хит на нашем канале на Youtube.

- Люди не устают от новостей про коронавирус?

Радик Батыршин: Есть такая шутка: а где новости про Украину?

- С Youtube понятно, а с каналом?

Радик Батыршин: Безусловно, у нас хит «Слабое звено» с Марией Киселевой, перезапуск формата, который мы приобрели у BBC. Очень хорошо пошли программы «Отцы и дети», «Фазенда Лайф», несмотря на то, что сейчас дача – место заточения, а не место вскапывания грядок. Тем не менее, очень неплохо. И «Дела судебные» с Алисой Туровой тоже. Достаточно большой ностальгический всплеск смотрения советского кинематографа – от «Гаража» до «Курьера». Сочетание новых программ, которые рассчитаны на молодежную аудиторию, и, с другой стороны, на ностальгическое киносмотрение – пока мы видим эти два места, где мы пытаемся отстоять свое право на симпатии телезрителей.

- Изменились ли рейтинги телеканала?

Радик Батыршин: Последнюю неделю мы закончили с результатом около двух. За два года мы увеличили долю вдвое. Два канала, которые шли вперед по телесмотрению, – «Пятница!» во главе с моим коллегой Николаем Картозия, и мы. С чем это связано? «МИР» – достаточно новый для российского телезрителя продукт. Сам бренд создан давно, а в эфирном пространстве, когда мы смогли войти в любой дом в России, мы всего ничего.

Во-первых, мы делаем качественный продукт. Во-вторых, мы маленькими шагами нащупываем портрет своей целевой аудитории, это при том, что у нас достаточно жесткие редакционные ограничения, через которые мы не переходим. Конечно, повышение телесмотрения есть у всех телеканалов в условиях самоизоляции, это не только наша заслуга. Но надо понимать, что в условиях самоизоляции и конкуренция выше. Главное, удается увеличить продолжительность телесмотрения, чтобы к тебе заходили не на 5 минут, не на 30, а оставались около часа. Мы исходим из того, что каждый успешный проект приносит нам увеличение доли телесмотрения.

- Многие сейчас стараются придумать новые форматы, чтобы попасть в пользователя. Делаете ли Вы что-то сейчас, маленькие проекты какие-то?

Радик Батыршин: Все рубрики информационного канала «МИР 24» делаются нашими коллегами дома. Но это не джинсы, когда в советское время джинсы были великой ценностью. У нас были джинсы фирма, а были джинсы самопальные. Мы не будем делать джинсы самопальные в любом случае. Брак творческий, технический не пройдет ни на один из наших каналов – ни на «МИР», ни на «МИР PREMIUM», ни на «МИР 24». Установка жесткая, ОТК работает всерьез и надолго. Я считаю, что к профессии нужно относиться просто: если ты получаешь за работу деньги, ты обязан делать качественный продукт.

Если говорить о форматах телевизионных, невозможно сделать без студии продукт настоящий. К сожалению, это так. Вы видите, несмотря на то, что у меня съемка происходит в формате 4К в моем кабинете, это не позволит нам передать качественную картинку. Я без грима, интернет все равно не передаст мою щетину сегодняшнюю.

- Какие изменения сейчас происходят в медиа?

Радик Батыршин: Мы запустили тему, которая важна в рамках самоизоляции, – программу «Отцы и дети». Сергей Белоголовцев и его сын Никита обсуждают взгляды разных поколений. Сергей – человек моего поколения, Никита – человек Вашего поколения. Самые разные темы: отношение к истории, к изоляции, ко всему. Мы продолжаем в прайме радовать зрителей игровыми шоу, потому что мало телевизионных игр на канале. Это «Игра в кино» с тем же Белоголовцевым, «Всемирные игры разума» с Ровшаном Аскеровым – знаменитым телевизионным знатоком. Мы предлагаем в прайме людям поиграть. Не по пятницам, как это принято, или уикендам, а каждый рабочий день, который теперь как бы выходной.

- А вообще в медиа, не только у Вас?

Радик Батыршин: Мы это обсуждаем в рамках Национальной ассоциации телерадиовещателей, в рамках индустрии, с регулятором. Первый сценарий (назовем его позитивный) – это падение рынка телерекламы порядка 15%, стрессовый – 30%. Если говорить о радио: позитивный – падение рынка рекламы на 30%, стрессовый – 50%. Уход людей, снятие бюджетов в интернете, я думаю, будет таким: позитивный сценарий – 30%, негативный – 50%. Каждая из наших компаний, которая работает на российском рынке (а мы еще работаем на казахском рынке, на азербайджанском, армянском и так далее), мы делаем стресс-тесты и понимаем, как нам придется ужаться – в количестве сотрудников, в фонде оплаты труда. В медиа, к сожалению, это основная статья расходов. Первая – это оплата труда, вторая – затраты на покупку или заказ контента.

Всем придется ужаться. Мы пишем сценарии. Первый позитивный – это падение наших телевизионных доходов на 15%, второй негативный – 30%. По радио мы еще будем считать успехом, если реклама упадет всего на 30%. В соответствии с этим будет делаться другое телевидение. Наш российский телезритель избалован, никто не делает такое количество праймовых проектов и премьер, как телеканалы, которые работают в России. В Европе любой общенациональный канал, например, французский TF1, радует одной премьерой один день в неделю. Все остальное время радует прекрасным жанром телеповтора. Я думаю, от этой роскоши и пиршества в виде телепремьер в ближайшие год-два придется отказаться.

Я убежден, что наши доходы вернутся на прежнюю основу к концу 2021 года, но это зависит не от нас, к сожалению. Мы идем вслед за покупательской способностью населения. Тут вопрос в том, какой сценарий примет правительство нашей страны. Мы знаем разные способы. Например, правительство Евгения Максимовича Примакова в момент кризиса залило экономику деньгами, и страна достаточно быстро отскочила от последефолтного состояния. Можно поступить, как правительство Гайдара, когда что бы то ни было, но не печатать деньги, когда низкая инфляция остается главным приоритетом для правительства, а не для ЦБ, как должно быть.

Мы – не субъект, а объект общеэкономической ситуации, но мы готовы к любым вариантам развития. Мы понимаем, что, скорее всего, без помощи друг другу и помощи федерального правительства нам не удастся спасти индустрию в том виде, в котором нас просит правительство: не сокращать сотрудников, не сокращать заработную плату. При такой потере доходов невозможно будет это сделать.

- Отзывают ли рекламодатели бюджеты?

Радик Батыршин: Нет, пока индустрия держится, но в условиях, когда пойдет падение покупательского спроса (по моим данным, на продовольственном рынке оно уже пошло), в условиях, когда люди не покупают непродовольственные товары, потому что магазины закрыты, только онлайн-торговля, неизбежно будет снятие бюджетов. Мы идем по ощущению, что у нас есть 15 и 30 по телевизионному, 30 и 50 по радио, по интернету, скорее, 30 и 50 тоже. Пока наша медиаиндустрия держится, как тот самый последний барабанщик.

- Сокращения у Вас в компании уже начались?

Радик Батыршин: Мы не сократили ни одного человека, мы пока не пошли на сокращение заработной платы. Понятно, что в условиях самоизоляции вопрос о премиях просто не стоит. У нас значительная часть фонда оплаты труда идет в премиальный фонд. Сейчас премия – это маркер успеха. О каком успехе сейчас может идти речь, когда мы сидим в казематах Брестской крепости, как наши дедушки в 1941-м? Наша задача – день простоять и ночь продержаться.

- Вопрос про 9 мая. Что у Вас будет на 9 мая?

Радик Батыршин: У нас есть отличные акции, которые мы затеяли в прошлом году. Акция «Память сердца», когда люди берегут реликвию, например, портсигар своего деда или прадеда, и рассказывают, как он попался, или фронтовой треугольник. Это достаточно трогательно. Главное, в отличие от «Бессмертного полка», она не требует контакта большого количества людей в физическом смысле, но она дико трогательная.

Я внук фронтовика, и я жалею, что у меня, кроме его фотографии, не осталось никаких памятных вещей. Наши зрители из разных уголков СНГ записывают видео, посылают нам, мы его обрабатываем и публикуем. С этой пятницы начинается эфирный показ первых роликов, которые мы получили уже в этом году. Она не только для эфира, работает в социальных сетях, в оффлайне. Придумали ее не мы, а коллеги из нашего белорусского представительства.

В прошлом году был очень трогательный момент. В Парк Горького пришла молодая женщина, Алла Васильева, на ней был платок, обычный павловопосадский. А оказалось, это ее реликвия, в нем ее мама Валентина Павловна встречала своего отца с войны. Такие вещи, когда слезы наворачиваются.

Или из Молдовы наши коллеги прислали видео – зеркальце фронтовой актрисы Ольги Михайловны Плотниковой. Она смотрелась в это зеркальце, когда готовилась к концертам на фронте. Фронтовые бригады всерьез были на передовой и многим рисковали.

- Моя бабушка была на трудовом фронте, и у нее был большой сундук с полотенцами. Я открыла однажды сундук, там был кармашек, а под крышкой хранились треугольнички фронтовые. Я была очень маленькая тогда. Но когда я это увидела… Вот оно рядом, мурашки и слезы наворачиваются.

Радик Батыршин: Запишите ролик, пришлите нам, мы покажем.

Настройки внешнего вида сайта